ModernWeb
Предложить новость
10000 максимум символов
Наши корреспонденты направлялись в Галский район, чтобы отснять сюжет об ореховом сезоне и домах местных жителей, расположенных прямо на линии границы с Грузией, но, как оказалось, в пограничной зоне свободно могут находиться только жители района. Все остальные должны оформлять специальный пропуск, поэтому в наш репортаж добавились еще и впечатления от общения с российскими пограничниками. 
 
Часть 1. Лёгкая напряжённость
В Галский район мы отправились снимать репортаж об ореховом сезоне. Путь шел через большое село Хиацха, или, как его тут называют, Чубурхинджи. Дороги здесь ухабистые, но дворы ухоженные. Даже если во дворе стоит разрушенный после войны дом, и в нём никто не живёт, двор не выглядит заброшенным. Хозяева есть везде, и это видно. В каждом дворе ореховые насаждения, хурма, мандарины. Людей на улицах практически нет, многие отсюда уехали. Нам по пути встретились несколько человек: мужчина с ребёнком на лошади, велосипедист и две маленькие девочки лет пяти, которые, завидев нас, ослепительно улыбнулись. Миновав железнодорожный переезд,  находящийся около российской военной базы, мы оказались в селе Таглан. Место где нельзя расслабляться4
 
Это место с какой-то особой энергетикой, в воздухе ощущается лёгкая напряжённость. Это может быть от того, что здесь долгие годы царила жёсткая и безнаказанная преступность. Об этом рассказала наша коллега, как банды преступников воровали людей, требуя за них выкуп, а в случае неповиновения заложников порой убивали, хотя были и те, кто спасался. "Основную преступную группировку недавно разгромили. Но люди до сих пор боятся ходить и ездить по некоторым местам". 
 
Дым от сгоревшей листвы поднимается вверх и сливается с небом. Осень потихоньку вступает в свои права. С деревьев опадают листья. Золотистый пейзаж окрыляет, но, в то же время, напоминает, что здесь расслабляться нельзя. Осень здесь не такая, как, положим, в Сухуме. В этом пейзаже есть какая-то драма, не только природная, но и человеческая. Может быть, потому что эти деревья видели много горя, и теперь вырисовывается такая вот картина. Лёгкий декаданс. Не более. Здешние люди ко всему этому привыкли. Хотя они не понимают,  почему нельзя просто спокойно ходить по улицам, спокойно собирать урожай, спокойно его продавать и спокойно жить. 
Часть вторая. Коровы и бандиты
 
Жители села Таглан, чьи дома находятся прямо на границе с Грузией рядом с забором с колючей проволокой, откуда до Зугдиди, как до Гала, рукой подать, уже привыкли к российским военным, находящимся здесь и охраняющим границы Абхазии. Несколько раз в день солдаты обходят посты и проверяют, всё ли в порядке. По рассказам местных, людей, незаконно пересекающих границы, тут всегда много. И всё из-за того, что у многих жителей этого района отсутствуют абхазские паспорта и, соответственно, они не могут получить официальное разрешение на выезд в Грузию. Например, в прошлом году жених и невеста – жители одного из сёл, за день до свадьбы, решив подешевле приодеться к торжеству, поехали на шопинг в Зугдиди. Купили невесте платье, жениху костюм и посетили салон красоты, где будущая жена сделала себе шикарную причёску. С утра в день свадьбы молодожёны отправились обратно в село, где их уже ждали гости – пятьсот человек. Облачились в свои наряды и начали переходить реку Ингур, вдоль которой расположено пограничные объекты, находящиеся под видеонаблюдением российских военных. Естественно, пограничники их увидели. Правда, они сначала не поняли, кто это пытается перейти реку вброд. Жениха с невестой задержали и отправили на российскую военную базу для выяснения обстоятельств. Так как документов с собой у них не было, молодожёны просидели там почти до конца застолья. И подобных историй множество. Житель села Таглан, чей забор отделяет Абхазию от Грузии, рассказывает: 
- Пограничники всех нас знают, понимают и очень хорошо к нам относятся. Ко мне как-то приехали родственники, и мы пошли все вместе отдыхать на Ингур. 
 
- Так просто, взяли и пошли? – спрашиваю я.
 
- Нет. Мы оставили в воинской части свои документы, сказали сколько нас, и до которого времени мы будем там находиться. Место где нельзя расслабляться
Право на посещение территории Грузии есть и у местных коров. Они также вольно, как и в Сухуме, здесь фланируют, только по грузинским полянам: едят траву и пьют воду из Ингура. Кстати, грузинские коровы берут с них пример и посещают Абхазию. Их можно встретить на местных улочках. Отличительная черта этих жвачных животных - специальные бирки в ушах. В назначенное время коровы пересекают границу и расходятся по своим домам. 
 
Житель Таглана рассказывает, как в 2007 году его похитила местная банда. 
- Они знали, что я занимаюсь хозяйством и неплохо зарабатываю. Вечером, когда я был дома один, ко мне пришли бандиты. Выпили, поели. Собрали всё, что у меня было в доме, и поздно ночью увезли в горы. Там, в их доме я просидел почти две недели. За всё это время они дали мне немного воды и три раза покормили. Страшно было. Всё это время моя семья собирала немалую сумму, которую потребовали преступники – 20000 долларов. Отдали им. Меня выпустили. Правда, их всех потом поймали.
 
- Сейчас не боитесь, что вас могут снова украсть или ограбить?  
 
- Нет. Когда здесь появилась граница, стало намного спокойнее. Нас охраняют. Хотя жизнь здесь не очень.
 
- В каком смысле?
 
- В любом. Здесь нет ничего. Мне просто некуда отсюда уехать, поэтому я здесь.
Третья часть. Солдаты и мы
Мы продолжаем общаться с жителем Таглана, находясь рядом с пограничным забором, откуда только что вышла чья-то корова. За забором находится ещё один забор, только с колючей проволокой, а рядом стоит вышка, на которой медленно крутится камера видеонаблюдения. В доме нашего собеседника, кажется, начинают накрывать на стол. 
- Когда камера повернётся к нам? - спрашиваю я.
 
- Не знаю. Она медленно крутится. Может резко повернуться в любую из сторон.
Вдалеке за забором со стороны Ингура появляются три фигуры. Люди в военной форме уверенно следуют к нам.
 
- Добрый день, - вежливо обращается ко мне пограничник. - Покажите пожалуйста ваши документы. Что здесь делаете? К кому приехали?
 
Двое позади стоящих пограничников внимательно меня осматривают. Я протягиваю паспорт и удостоверение журналиста. Солдаты производят хорошее впечатление, но я понимаю, что на этом наш разговор с жителем границы заканчивается и начинается долгий и нудный процесс установления личности.  
- Вы знаете, что здесь нельзя снимать? – спрашивает пограничник, увидев у меня фотоаппарат.
 
- Знаю. А мы и не снимаем. Просто беседуем. Вот хотим узнать, как в районе проходит ореховый сезон, а заодно и в гости к человеку заехали. Посмотреть, как люди живут рядом с границей.
 
- А разрешение на посещение у вас есть? – всё также вежливо спрашивает пограничник.
 
- Какое разрешение? 
 
- Вы находитесь в пограничной зоне.
 
- Но мы же не переходим границу. Более того, стоим от неё метрах в пятидесяти. Ничего не нарушаем. 
 
Житель села пытается объяснить солдатам, что всё нормально, и мы не представляем никакой угрозы.
 
- Эти ребята ко мне в гости приехали, да и нам никто никогда не говорил о каком-то разрешении.
 
- Понятно, что в гости, но я ещё раз говорю, на это должно быть разрешение, - отвечает пограничник.
Российские военные сказали, что, свернув с центральной асфальтированной дороги, идущей вдоль села, мы оказываемся в пограничной зоне. Эти зоны определила Служба Государственной Безопасности Абхазии. На посещение этих мест у СГБ нужно брать разрешение. И неважно, житель Абхазии, или нет. Если у вас нет регистрации в Галском районе, вы не можете запросто посетить эти места. Пока мы общались с российскими пограничниками, мимо нас, пересекая границу, вышли четыре местных рыбака. Они спокойно открыли ворота и последовали в сторону Ингура.
- А эти куда? – спрашиваю я у военного.
 
- Они нас предупреждают. Приносят свои документы и мы разрешаем им здесь рыбачить.
Далее всё следует очень быстро: пограничник передаёт на российскую военную базу наши данные. За нами приезжает машина. Мы следуем на эту базу. Здесь находимся порядка двух часов. Нам выписывают административное правонарушение и везут в СГБ. Здесь проверяют заведённые на нас дела и возвращают документы. Мы спокойно садимся в свой служебный автомобиль и покидаем пределы района, в котором продолжает царить лёгкая напряжённость. Когда она спадёт – неизвестно.  
 
На грузино-абхазской границе побывал Дмитрий Статейнов
Оцените материал
(2 голосов)
Прочитано 806 раз Последнее изменение авг 16, 2016

Немного о нас

Информационный ресурс «Apsny LIFE»
Основные направления: туризм, социальная сфера, отдых, развитие инфраструктуры, иностранный бизнес, инвестиционные проекты, российско-абхазские отношения, городская жизнь, экспертные мнения, площадка для разного рода мнений и дискуссий.
© Газета «АПСНЫ ЛАЙФ» зарегистрирована в Министерстве Юстиции Республики Абхазия 08 августа 2016 года. Регистрационный № 95. Приказ № 12 – ОБ.

Последние комментарии

Top