ModernWeb
Предложить новость
10000 максимум символов

Бывший госминистр Грузии по вопросам примирения Паата Закареишвили представил проект урегулирования грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов. При этом грузинский политик сомневается в том, что он может быть принят.

Проект

В проекте Закареишвили, в частности, говорится, что соглашение о неприменении силы является одной из идей, которая больше всего беспокоит абхазскую и осетинскую стороны.

«Уходит время, абхазы и осетины из-за этого принципа на контакт не идут. А Россия тем временем все больше усиливает свое влияние и продолжает углублять аннексию», - заявляет Закареишвили.

Он призывает «не обращать внимания на Россию, когда речь идет о интересах Грузии».

«Давайте заявим, что нас не интересует то, о чем говорит Россия, давайте, мы – грузины – соберемся вокруг круглого стола. Если будет возможность, то пригласим абхазов и осетин, ну или хотя бы дадим им знать о том, что мы обсуждаем и как обсуждаем, что нас устраивает или что для нас неприемлемо. Я считаю, что это соглашение о неприменении силы не дает ничего…», - призывает политик.

Закареишвили предлагает сделать встречное предложение о включении в соглашение пункта о защищенности тамошнего населения, «хотя бы жителей Гальского района, право этого населения на получение образования».
Он также уверен в том, что в законе об оккупированных территория нужны координальные изменения.

«Если мы хотим способствовать развитию торговли, то закон обязательно следует изменить... Как правило, через Абхазию в Грузию заезжают не русские (граждане России), а граждане Армении, Азербайджана и Турции. Для них это самый короткий маршрут. Я всегда говорил, что эти действия не должны быть уголовно наказуемыми, эти люди не специально нарушают границу. На Псоу их не встретил грузинский пограничник, и это не их вина. Если же кто-то из них повторно въедет в Грузию через Абхазию, то это уже можно считать сознательным нарушением», - говорит Закареишвили.

Мнение специалиста

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев считает, что предложения грузинского политика обсуждаемые, но при этом не значит, что они могут быть приняты без изменений.

«Например, ожидать вывода российских войск из Абхазии и Южной Осетии в обмен на соглашения о неприменении силы, которое заключит Грузия с Абхазией и с Южной Осетией, кажется мне неоправданным. Параллельный диалог с Москвой по поводу сокращения военной активности НАТО в Грузии, а России в двух республиках - возможно. В любом случае, как стартовая точка для переговоров эти предложения мне нравятся. Особенно хорошо то, что эти предложения привязаны к повестке Женевских дискуссий», - уверен Силаев.

Политолог уточняет, что публикация проекта Закареишвили была разработана еще в 2014 году и надежд на его принятие у самого Закареишвили уже нет.

«По-видимому, ни одно правительство Грузии не пойдет даже на эти весьма умеренные шаги. Документ должен ознаменовать возвращение Пааты Закареишвили к работе в третьем секторе, и этим, к сожалению, исчерпывается его практическое значение», - говорит политолог.

По мнению Силаева проблема данного проекта не в практических шагах, которые предлагает Закареишвили, а в той картине мира, которая за ним стоит. Проект ошибочен и непродуктивен на онтологическом уровне.

«Ценностной основой примирения с абхазами и осетинами Грузия видит европеизацию, а институциональной основой – евроинтеграцию. По сути, это означает верховенство либеральной демократии и закона, превращение в государство политического плюрализма и гражданского равенства, ориентированного на обеспечение свободы и безопасности собственных граждан, на их социально-экономический и культурный прогресс», - приводит своё мнение Николай Силаев.

Европа отождествляется с либерализмом. Это неверно исторически, это неверно политически, если сопоставить слова Закареишвили с многочисленными электоральными успехами правых и левых популистов в странах ЕС, особенно в Восточной Европе. Но ладно, грузинские интеллектуалы вольны поддерживать приятные им мифы, и, допустим, либерализм это действительно символ веры брюссельской бюрократии.

«Но в этом контексте либеральный идеал государства хорош всем, кроме того, что не предоставляет внятного объяснения по поводу линии государственных границ. Об этом еще в 2000 году Михаил Ремизов хорошо написал (ссылка на текст - "Предвзятые размышления об этничности в компании одного европейца"). Остается неясным, почему абхазы и осетины, если они вдруг захотят политического плюрализма и гражданского равенства, должны их достигать обязательно в бывших границах Грузинской ССР. Вероятно, потому что, по мнению Закареишвили, под влиянием России все эти прекрасные цели недостижимы. И здесь возникает другая проблема – отношение к России», - продолжает политолог.

По его словам, мир, как он описан в проекте, устроен просто. Есть Европа со всеми её замечательными плюрализмом, равенством и свободой. И есть Область Зла. «Российская официальная идеология сформировалась в антиевропейской, антизападной, антилиберальной парадигме, и объединенной Европе она противопоставляет пронизанный духом реваншизма проект Евразийского союза, где России вновь отведена роль гегемона».

В общем, в представлениях Пааты Закареишвили, граница между Россией и Грузией это граница между Светлой Европой и Областью Зла. Бывшие Абхазская АССР и Юго-Осетинская АО оказались в пределах Области Зла, и грузинское правительство должно их перетянуть на светлую сторону. Вероятно, бывший министр ожидает, что Область Зла будет просто равнодушно взирать на этот процесс, никак ему не препятствуя, считает Николай Силаев.

Политолог уверен, что примирение с абхазами и осетинами в Тбилиси видят делом принципиально конфронтационным по отношению к России. Даже Паата Закареишвили не допускает, что возможен такой порядок в Европе – географической, а не «ценностной» - который не предполагал бы разделительные линии. Он считает невозможным конструктивное и кооперативное сосуществование разных – либеральных и нелиберальных – ценностных систем на одном континенте. Притом, что в самой Грузии либерализм в его брюссельской версии, мягко говоря, еще не одержал полной идеологической победы.

«Саакашвили в свое время пытался решить одновременно две задачи: вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией и «отбросить Россию», показать, что в вопросах безопасности в Европе голос Москвы не имеет никакого значения. В этом и состояла логика его вооруженной авантюры в августе 2008 года. Чем отличается логика мирного плана Закареишвили?», - говорит Николай Силаев.

Оцените материал
(2 голосов)
Прочитано 1052 раз Последнее изменение июнь 25, 2018

Немного о нас

Информационный ресурс «Apsny LIFE»
Основные направления: туризм, социальная сфера, отдых, развитие инфраструктуры, иностранный бизнес, инвестиционные проекты, российско-абхазские отношения, городская жизнь, экспертные мнения, площадка для разного рода мнений и дискуссий.
© Газета «АПСНЫ ЛАЙФ» зарегистрирована в Министерстве Юстиции Республики Абхазия 08 августа 2016 года. Регистрационный № 95. Приказ № 12 – ОБ.

Последние комментарии

Top