ModernWeb
Предложить новость
10000 максимум символов

Мало кто, кроме историков, знает, что в основу фильма «В бой идут одни «старики»» легла реальная история Виталия Попкова, жившего 1934-1938 годы в Абхазии.

Прототип командира поющей эскадрильи Титаренко («Маэстро») - Виталий Попков, впервые, «встал на крыло» в нашей Гагре. Он был выпускником Гагринской планерной школы. А удостоверение лётчика-планериста получил в 12 лет.

Будущий «Маэстро» родился в Москве, но потом его родители переехали в Абхазию. Всего он совершил 345 боевых вылетов, провёл 85 воздушных боёв, в которых сбил лично 40 самолётов противника.

Летчик-ас, командир звена гвардейских истребителей, дважды Герой Советского Союза быстро сообразил, что для эффективного противоборства гитлеровским асам в воздухе, совершенно не подходят банальные 100 грамм, годные для пехоты. Летчики это, и тогда и сейчас, элита вооружённых сил и люди, обязанные соображать максимально трезво, быстро и инициативно. Любая промашка, любая расхлябанность и невнимательность заканчивалась в миг ужасающей смертью. Исходя из этого Виталий Попков основал «летающий, передвижной оркестр».

Мне нет нужды пересказывать сюжет фильма. Я бы хотел взглянуть на эту гвардейскую часть под другим углом. Мемуары врагов - немецких асов войны - лучшее свидетельство профессионализма гвардейских летчиков к коим принадлежал Виталий Попков.

Так, самый титулованный гитлеровский ас Хартманн, сбивший свыше трехсот советских самолетов, описал историю произошедшую с ним, и послужившую ему уроком. Хартманну удалось наловчиться сбивать наши самолеты фронтовой авиации, и ему стало казаться, что он неуязвим, а соперник для него лёгкая мишень. 

Обычно советские самолёты красили в светло-серые тона, чтобы при подлёте они сливались с небом и не были заметны для противника как можно дольше. 

К тому времени, о котором пойдёт речь, Хартманн, молодой парень, бравировал своей удачей и неуязвимостью. Он был очень нелестного мнения о своих соперниках в воздухе и не считал их ровней. Его старшие товарищи его предупреждали, но он особо не прислушивался, так как счёт им сбитых самолётов уже перевалил за первую сотню. Хартманн был самоуверен.

Однажды, в составе своей эскадрильи, Хартманн летел на очередную «охоту». Вдруг вдали появились советские самолёты, которые отчетливо выделялись на безоблачном синем небе. Самолёты виднелись отчетливо, потому как были выкрашены в красный цвет. «Обычно они серые-сизые, а тут в алый цвет выкрашены», - подумал Хартманн, но он не особо беспокоился, и даже связался со своими по рации, начал острить, дескать «эти олухи, мало того, что летать не умеют так ещё...». Его смех оборвал его же командир, повидавший уже многое на Восточном фронте. «Хартманн хватит болтать! Это сталинские соколы-гвардейцы! Это не те, с кем можно шутить! Соберись! Они знают, что ты их видишь издали, нарочно, выкрасили машины в алый цвет. Тебе бросают вызов- не бью исподтишка - вот он я!....Смотри зевнёшь - в аду очнёшься!».

Советские асы показывали врагам именно этим редким цветом самолетов: « Думаешь вы нас запугали?! Увидь меня! Заметь! Сразись! Напади! Я жду тебя! Я найду тебя, где бы ты не был и собью!» Хартманн отмахнулся от предостережения, и тут же поплатился за самонадеянность, как и многие из их многочисленной группы. В начавшейся «собачей свалке» или по-другому, «карусели» (так летчики называли бой истребителей на короткой дистанции, в который были вовлечены много самолетов) немцы к их удивлению потерпели сокрушительное разгромное поражение. Сам Хартманн с трудом выбросился с парашютом из своего сбитого, объятого огнём самолёта. На следующий день ему кое-как удалось вернуться в свою часть на попутном грузовике.

Хартманн легко отделался, потому что советский лётчик его сбил на территории, которая контролировалась немецкими наземными войсками. Побитый, голодный, облепленный грязью и пристыженный Хартманн вошёл в общую столовую для летчиков. Все сидели мрачные. Он взял еду и сел напротив своего командира, который тоже выжил в этом бою. Его командир мрачно усмехнулся: «Хартманн! А ты приземлился?! Теперь понял с кем дело имеешь?!».

Вот так безвестный советский лётчик заставил гитлеровского аса уважать и побаиваться гвардейских истребителей. Хартманна сбили ещё несколько раз, и это, по его же признанию, окончательно сбило с него спесь. Позже Хартманн оказался в советском плену и отбыл срок в Сибири, но сейчас речь не о нем, а о гвардейском лётчике Виталии Попкове.

Иногда, особенно для истории, признание врага лучшая оценка для героя. Виталий Попков пережил войну и прожил долгую, счастливую, яркую жизнь. Именно такие как он, жизнерадостные, находчивые, упорные, сообразительные, решительные летчики отвоевали небо у грозного Люфтваффе.

Среди тех героев неба были и другие наши соотечественники - летчики Виктор Аргун (геройский погибший в 1942 году в жесточайшей, кровопролитной обороне Кавказа), а также Мэри Авидзба - истребитель в женском авиационном полку, и немногие другие, служившие в элите истребительной авиации. Вот это была настоящая, дружная элита Абхазии!

Сыновья и даже дочери Абхазии вписали золотыми буквами свои имена в историю величайшей войны всех времен и народов, а Виталий Попков сделал это даже с большим юмором... и даже музыкой.

Астамур Какалия

 

 

Оцените материал
(0 голосов)
Прочитано 647 раз Последнее изменение мая 08, 2019

Немного о нас

Информационный ресурс «Apsny LIFE»
Основные направления: туризм, социальная сфера, отдых, развитие инфраструктуры, иностранный бизнес, инвестиционные проекты, российско-абхазские отношения, городская жизнь, экспертные мнения, площадка для разного рода мнений и дискуссий.
© Газета «АПСНЫ ЛАЙФ» зарегистрирована в Министерстве Юстиции Республики Абхазия 08 августа 2016 года. Регистрационный № 95. Приказ № 12 – ОБ.

Последние комментарии

Top